elsa_lorraine (elsa_lorraine) wrote,
elsa_lorraine
elsa_lorraine

Потерянная девятка. "НЕПОДКУПНЫЙ".

Оригинал взят у lady_dalet в Потерянная девятка. "НЕПОДКУПНЫЙ".

Поскольку мой парк, который открыл мне некоторые загадки всемирной истории и до сих пор мой союзник, находится напротив той самого ХОЛМА, где расположен бюст Шубертa, я каждый раз спускаясь с места, где растет дерево суда, не могу не смотреть в его сторону. Шуберт-Холм возвышается над городом как корона, или лучше сказать шлем, потому что имеет такую же пику

01. + 02.



В посте в день смеха я разбирала слово ШУБЕРТ и тема касалась Иоанна и Иакова.


Шуберт - S C H U B E R - Шу - обувь. Schuh - башмак - ботинок - Boti - лодка - предлагать, давать...

А ведь Шубер - Schuber - шкатулка. Еще одна как Эльзас!? На этом месте я чихнула два раза. Это у меня типа подтверждение. А что в этой шкатулке? Кому она принадлежит?

Schube - толчок, сдвиг.


В одном из своих постов я привела эту картинку (02) и назвала ее наливайкой. Тогда я пришла к истории самогона с символом (гидравлики) Висконти. Висконти снял фильм с Лебедем, в котором играет жена принца Монако, имеющий корни с баварцами.

В поисках ДЕВЯТКИ в исследуемом городе с названием Аррас, который посетили сыновья Дианы, внуки аглийкой (с понтом) королевы и где провели не совсем понятный ритуал с маком и ботинками, я вышла на чародея и шефа революции, почти что Эльстона, о котором пишет Александра Кондрус.

Историей я никогда не интересовалась, поэтому сейчас даже небольшие открытия, о которых я не слышала  и не видела в кино, приводят меня в восторг. Спасибо моим сопровождающим! (низко кланицца).

Фамилия мне была знакома. Он не только родился в городе Аррас (ботинки с маком), но и был в этом городе адвокатом, т.е имел связи с судом. У этого человека было прозвище "НЕПОДКУПНЫЙ". Понимаете, каким он был припятствием для других?

Давайте заглянем в историю этого феномена.

Версия 1:


Максимилиан Робеспьер (Robespierre) — деятель Великой французской революции, один из руководителей якобинцев. Фактически возглавив в 1793 году революционное правительство, являлся идеологом и руководителем революционной диктатуры, способствовал казни Людовика XVI, созданию революционного трибунала, казни лидеров жирондистов. Сосредоточил в своих руках практически неограниченную власть; организатор массового террора. Казнен термидорианцами.

Начало пути. «Неподкупный»

Максимилиан Робеспьер родился 6 мая 1758 года, Аррас, в семье адвоката. Мать умерла, когда Максимилиану было шесть лет, после чего отец уехал за границу, оставив детей на попеченье родственников. В 1769-1781 годах Робеспьер изучал право в парижском коллеже Людовика Великого. По окончании учебы работал адвокатом в Аррасе.

В апреле 1789 Максимилиан был избран в Генеральные штаты Франции депутатом от третьего сословия. В Генеральных штатах, а затем в Национальном собрании (1789-91)

После роспуска Национального собрания, в октябре 1791 года Максимилиан Робеспьер получил должность общественного обвинителя в уголовном суде Парижа и продолжил активную политическую деятельность в столице. В декабре 1791 — апреле 1792 он вел в Якобинском клубе острую дискуссию со сторонниками «экспорта» революции, призывая бороться с «врагами свободы» внутри страны. О необходимости дальнейшего углубления революции он писал в еженедельнике «Защитник конституции» (Le defenseur de la Constitution) весной-летом 1792.

Конвент. Борьба Робеспьера против жирондистов

В ходе восстания 10 августа 1792 самопровозглашенная Коммуна Парижа включила Робеспьера в число своих членов. В сентябре он был избран в Конвент, где вместе с Жаном Полем Маратом и Жоржем Жаком Дантоном возглавил левое крыло («Гору»), повел ожесточенную борьбу против находившихся у власти жирондистов (сентябрь 1792 — май 1793).

Подозревая последних в стремлении реставрировать монархию, Робеспьер 3 декабря 1792 предложил без суда казнить Людовика XVI, а когда суд все-таки состоялся, проголосовал за смерть короля (15 января 1793).


После изгнания жирондистов из Конвента в результате восстания 31 мая — 2 июня 1793 года Робеспьер 26 июля вошел в Комитет общественного спасения.

Вместе со своими приверженцами Луи Антуаном Сен-Жюстом и Жоржем Кутоном он определял общеполитическую линию революционного правительства и фактически руководил им.

В ноябре-декабре он добился прекращения «дехристианизации», проводившейся ультра-левыми (эбертистами), и осудил насаждавшийся ими атеизм.

Одновременно он отверг требования сторонников Дантона о прекращении революционного террора.

В программной речи 5 февраля 1794 и в последующих выступлениях Робеспьер провозгласил конечной целью революции построение нового общества на основе руссоистских принципов «республиканской морали», опирающейся на искусственно созданную государственную религию — культ Верховного существа.

Культ Верховного Существа утверждался властями в борьбе,

во-первых, с христианством, прежде всего с католицизмом как традиционной религией большинства французов (представляя собой часть процесса дехристианизации), а

во-вторых, с рационалистическим «культом Разума», за который выступали конкурирующие группировки во властных кругах.

В марте-апреле 1794 года по инициативе Робеспьера и Сен-Жюста были казнены эбертисты и дантонисты. В мае-июне М. Робеспьер инспирировал общенациональную кампанию по распространению культа Верховного существа.

10 июня он и Кутон добились принятия закона, которым вводилась смертная казнь за преступления против республиканской морали, а обвиняемые фактически лишались права на защиту.

Начавшийся сразу после этого «Большой террор» затронул все социальные слои и подорвал былую популярность «Неподкупного».

Утопические идеалы Робеспьера не встречали поддержки в обществе, а его диктаторские устремления настроили против него подавляющее большинство депутатов Конвента.

27 июля (по революционному календарю — 9 термидора) Конвент постановил отдать под суд Робеспьера и его сторонников. Те попытались организовать сопротивление в парижской Ратуше, но были захвачены верными Конвенту войсками и день спустя казнены.

Максимилиан Робеспьер был казнен 28 июля 1794 года, в Париже (отрублением головы, как Иоанна Крестителя).


Тут более подробно.

Версия 2:


Изначально якобинская диктатура опиралась на очень широкие слои населения, в частности на наемных рабочих и мелкую буржуазию. Кроме того, революционерами были созданы действенные органы власти - законодательный орган Конвент, правительство в виде Комитета общественного спасения. Конвенту подчинялся судебный орган - Революционный трибунал, была создана армия, управляемая комиссарами Конвента. И ничто из перечисленного выше, что было довольно действенным, не смогло защитить диктатуру, несмотря на ее определенные заслуги.

Якобинцами был введен максимум на цены для широких слоев населения параллельно успешной борьбе с контрреволюционными элементами внутри страны. Диктатуре удалось защитить Францию, успешно сражаясь почти со всей Европой.  И буквально за два дня все было переподчинено новой группировке, совершившей 27-28 июля, в сущности, контрреволюционное смещение власти. Что же случилось? Каковы причины и следствия Термидорианского переворота?

Якобинцами были допущены непоправимые ошибки, первая из которых - изымание хлеба у крестьян. Забота только о революционно настроенных жителях городов привела к недовольству крестьян, которое вылилось в Вандейское (юг Франции) восстание, жестоко подавленное Диктатурой. Недовольство наемных работников в городах они вызвали установлением максимума заработной платы. Когда Робеспьера и его сторонников везли к месту казни, толпа парижан скандировала: «Долой максимум!»

Но самой главной ошибкой якобинцев был устроенный ими кровавый террор. 44 тысячи комитетов по всей Франции ежедневно отлавливали и казнили десятки «подозрительных». Были у якобинцев свои палачи, вошедшие в историю из-за страшных злодеяний. Один из самых жестоких комиссаров Конвента Жан-Батист Каррье, разгромивший восстание в Вандее, был известен своими «потоплениями», первым из которых было убийство таким образом 90 священников.

Террор проходил на фоне массового обнищания французов. Были недовольные политикой Робеспьера и в Конвенте. Угроза собственного ареста и уничтожения позволила всем враждующим между собой группировкам в Конвенте в течение одной ночи примириться и выступить единым фронтом против Робеспьера, который мешал и крайне "левым", и крайне "правым" в законодательном органе. Так, среди главарей-термидорианцев к "правым" относились: Жан-Ламбер Тальен, Поль Баррас. Возглавили заговор ментаньяры, сторонники казненного Дантона, жаждавшие отмщения и справедливо боящиеся за свои жизни


Среди них выделялся Жозеф Буше, известный своими массовыми расправами над восставшими лионцами. Со стороны "левых" контрреволюционный переворот возглавили: Колло д'Эрбуа, Ж. Бийо-Варенн и Марк Вадье. И против них с обвинительной речью, правда, не называя конкретных фамилий, 27 числа выступил Робеспьер, объявляя их контрреволюционерами и коррупционерами. Все всё прекрасно поняли. Так что не только политические соображения, но и личная безопасность – существенные причины Термидорианского переворота.

Коренные причины переворота В истории Великой французской революции Термидорианским переворотом называют контрреволюционный проект, приведший к падению якобинской диктатуры и установлению Директории. Конечно же, были и более глубинные причины в поражении народовластия. Так, не был затронут основывавшийся на частной собственности способ производства. Якобинцы осуществляли только строжайшее регулирование сферы распределения. Всегда, во времена любых государственных потрясений, определенный класс наживается на спекуляциях.

Во времена Великой французской революции это была крупная буржуазия и зажиточное крестьянство. Какое-то время терпеть диктатуру их заставлял страх возврата феодализма и реставрации монархии. Кроме того, народной армии удалось сохранить целостность Франции и отразить внешних врагов. Когда якобинцами все угрозы были устранены, их диктатура стала несовместима с целями набравшей силу буржуазии, стремившейся к власти. Народ выступил на защиту вождя На вопрос, какое событие означало термидорианский переворот, можно ответить – речь Робеспьера, произнесенная им в Конвенте 26 июля 1793 года и повторенная в Якобинском клубе спустя несколько часов. В ней он сказал о наличии заговора, что подтолкнуло обличенных к конкретным действиям.

Сам арест Робеспьера и его сторонников не прошел гладко. На его защиту поднялись беднейшие слои населения Парижа. На Гревской площади довольно быстро собралось более 3000 человек, поддерживаемых полицией, начальник тюрьмы отказался принимать арестованных. Национальная армия тоже примкнула к защитникам вождей революции. Санкюлоты (революционно настроенные представители третьего сословия) отбили арестованных и сопроводили их в ратушу. Толпа без вождя - ничто И все это неожиданно обернулось против якобинцев, потому что толпа, полиция и армия лишились вождей. Оставшиеся на свободе якобинцы, засевшие в своем клубе, только подписывали очередные воззвания к народу. А заговорщики быстро сориентировались и перешли к активным действиям.

Как только Робеспьер и его сторонники были объявлены вне закона, толпа разошлась, а большая часть депутатов Конвента переметнулась на сторону победивших. Вместе с Робеспьером обезглавлен был и Сен-Жюст, который в глазах большинства французов являлся олицетворением террора и получил прозвища «Ангел смерти» и «Бешеный пес». Таким образом, с казнью якобинских лидеров революция была обезглавлена. А толпа, которая сносила Бастилию, пыталась отбить Робеспьера в момент его ареста. Как и при гильотинировании всех предыдущих вождей Великой французской революции, она кричала: «Смерть тирану!»


Нувориши

Французский историк Ф. Фюре констатировал, что Термидор привел к власти людей, обогатившихся во время революции и всем сердцем желавших воспользоваться добытыми благами, а не пытаться строить новую историю человечества. Сразу после казни сторонников Робеспьера Коммуна была распущена, Якобинский клуб закрыт.

 После Термидора возобновилась торговля, которая привела к росту спекуляции и цен. Богатые стали богаче, бедные - беднее. Весной 1795 года вспыхнули два восстания, которые, особенно второе, новой властью были подавлены с показательной жестокостью.

Это были последние народные волнения за всю историю Великой французской революции, которая по предсмертному высказыванию Жоржа Жака Дантона «пожирала своих детей».

После Термидорианского переворота в Париже, как и во всей Франции, пропасть между бедными и богатыми, устроившими вызывающую демонстрацию роскоши, была настолько велика, что, по свидетельству одного журналиста, население Парижа как будто бы состояло из двух наций, полностью отличавшихся друг от друга одеждой, языком, нравами и чувствами. - Читайте подробнее.


Версия 3


Литературные герои, как, впрочем, и живые люди, подчас известны какой-то одной, иногда не самой примечательной своей чертой, причем суждения о них и об этой черте бывают до удивления неполны, а нередко и несправедливы.

Так, в поговорку вошло безрассудство Дон Кихота, а не породившее его безграничное благородство. Точно так же датский принц Гамлет из-за одной, произвольно вырванной фразы: “Быть иль не быть, вот в чем вопрос” (акт III, сцена 1) — видимо, с легкой руки провинциальных трагиков прошлого времени — преподносился как классический пример надломленности духа, нерешительности.

Этой ходячей трактовкой воспользовался советский историк А. З. Манфред, оценивая личность великого якобинца Максимилиана Робеспьера: “В характере Робеспьера нe было ничего от Гамлета, ни ослабляющих волю сомнений, ни мучительных колебаний. Он не воскликнул бы: “Ах, бедный Йорик! Я знал его, Горацио...”

Он проходил мимо могил друзей и врагов, не оборачиваясь. Он был человеком действия. Правда, с юных лет и до последних дней своей удивительной судьбы Робеспьер оставался верен большим мечтаниям — мечте о золотом веке, о мире добродетели, равенстве, справедливости. Но эту мечту он претворял в действия — стремительные, напористые, полные неукротимой энергии” (Манфред А.3. Максимилиан Робеспьер.— Робеспьер М. Избр. произв. М., 1965, т. 1, с. 78).

Противопоставление, однако, получилось нe такое уж основательное. Подлинный шекспировский Гамлет скорее сродни Робеспьеру, а не его антипод. Этот гордый ум, но словам Офелии, “соединенье знанья, красноречья и доблести, наш праздник, цвет надежд, законодатель вкусов и приличий, их зеркало...” (акт III, сцена 1), являет собой комок нервов, одержимый одной мыслью — отомстить за убийство отца и поруганную честь рода — и умеющий, как никто, за себя постоять.

Он гневно осуждает “униженья века, неправду угнетателя, вельмож заносчивость, отринутое чувство, нескромный суд и более всего насмешки недостойных над достойным...” (там же). И он действует — действует, правда, размышляя, но тем более решительно и эффективно.

В мрачной, чуждой среде эльсинорского замка, подвергаясь смертельной опасности, Гамлет оказывается куда более расчетливым политиком и искусным воином, чем его многочисленные враги. Язык и шпага Гамлета разят одного за другим приспешников преступного короля, а потом и его самого.

Гамлет отнюдь не склоняется над могилами каких-то там полониев, а идет, не оглядываясь, раз избранным путем. Когда бывшие друзья принца, Гильденстерн и Розенкранц, везшие его но приказу короля на гибель, благодаря изворотливости Гамлета поменялись с ним ролями и теперь, по словам Горацио, плывут навстречу своей гибели, Гамлет говорит: “Сами добивались. Меня не мучит совесть. Их конец — награда за пронырство” (акт V, сцена 2).

Вряд ли слабовольный человек мог сказать о себе то, что сказал Гамлет после встречи с духом своего отца: “Это — голос моей судьбы, и он мне, словно льву, натягивает мышцы тетивою” (акт I, сцена 4).

В подобном же противоречии с привычным мнением “человек действия” — Робеспьер глубоко переживал гибель соратников. “Лучше бы я умер,— говорил он по поводу смерти одного из активных членов якобинского клуба и преданных патриотов, а Лазовский продолжал бы жить! Я был близким другом Лазовского. Я хорошо знал его благородную душу. Два дня я оплакиваю Лазовского, и вся моя душа поглощена скорбью о безмерной потере, понесенной республикою” (Робеспьер М. Избр. Произв., т. 2. с. 329).

Разумеется, Гамлет обречен, и он это сознает, но ведь обречен был и Робеспьер:

его мечта о золотом веке неизбежно пришла в конфликт с алчными интересами жрецов золотого тельца, с духом века наживы, начавшегося после французской буржуазной революции, вождем которой на ее восходящем, романтически окрашенном этапе был Неподкупный.

“Как ни почетен такой выбор,— писал Робеспьер о своем избрании парижанами общественным обвинителем департамента,— я с ужасом думаю о тяжелых трудах, на которые этот важный пост меня обрекает, в такое время, когда после длительных волнений мне необходим отдых...

Но мне на долю выпала бурная судьба. Надо следовать ее течению до тех пор, пока я принесу ту последнюю жертву, которую я могу предложить родине” (Робеспьер М. Избр. произв., т.1, с.154).





Вернувшись в Париж, 28 ноября, Робеспьер нашёл, что в политике доминирует вопрос об эмигрантах (фр. emigres) и пропаганды войны против немецких князей и Австрии. Самым ярым сторонником войны был Бриссо, один из лидеров будущих жирондистов.

Первоначально не определившись, Робеспьер затем присоединился к немногим противникам войны, осудил воинственные призывы революционной пропаганды против Австрии на трибуне якобинцев: речи 11 декабря 1791, и 18 декабря, 2 января 1792, 11 января и 25 января.

Он чувствовал что за этим стоит игра двора и Людовик XVI. В его глазах, французская армия не была готова вести войну, которая могла бы в случае победы, укрепить позиции короля и министров, враждебных революции, он считает, что реальная угроза была не среди эмигрантов Кобленца, а в самой Франции.

« Самая странная идея, которая может зародиться в голове политика, – это уверенность в том, что вполне достаточно вторгнуться в чужую страну, чтобы навязать свои законы и свою конституцию. Никто не любит вооружённых миссионеров... Декларация Прав... не молния, которая поражает каждый престол в любой момент... Я далёк от того, чтобы утверждать, что наша революция в конечном итоге не повлияет на судьбы мира... Но я говорю, что это будет не сегодня.
-- Максимилиан Робеспьер. Речь в Клубе якобинцев 2 янв. 1792 г. [29] »






Версия 4

Элементами культа, предложенного Робеспьером, были Статуя Свободы и Статуя Мудрости. Женское божество, которое символизирует Статуя Свободы, восходит к многим древним культам, в том числе, латинского Либера (параллель с Дионисием).

Статуя Мудрости также восходит к древнейшим культам и может быть отождествляема с Астартой, символом которой является сова.

В обряде фестиваля Верховного Существа участвовали быки с позолоченными рогами.

Бык с древнейших времен использовался как символ Бога-Творца.

В фестивале Робеспьера также присутствовал символ Мирового Дерева, который использовался вместе со Статуей Свободы (сидящая дева с фасциями).

*   *   *

Я придерживаюсь версии планетарной катастрофы конца 18-го века. Поэтому события, описанные, как будто они произошли совсем недавно, можно переложить на середину-конец 19-го века. И для этого предположения есть одна идея.

В этой истории меня интересует - Почему ЯКОБИНЦЫ?

И какое отношение они имеют и имеет ли ко мне?

Поскольку я вернулась сегодня к своей статье об Иоанне и Иакове, а также Бахе, чаше Баха в городе АнсБах (Бавария), я обратила внимание вот на это:


Княжество Ансбах                     HOP, недалеко от города Аррас





И еще:


Максимилиан Робеспьер был казнен 28 июля 1794 года, в Париже (отрублением головы, как Иоанна Крестителя).

Иоганн Себастьян Бах скончался 28 июля 1750 года - выдающийся немецкий композитор, один из наиболее влиятельных композиторов в истории.





Продолжение следует.
Tags: Бах, Иаков, Иоанн, история, легенды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments